еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Жизнь прожить – не поле перейти

Так гласит мудрая русская пословица.

Издавна люди заметили, что не существует тех, кто был бы счастливым во всём. Кто имеет богатство, тот не имеет душевного покоя, и наоборот. Нет человека, жизнь которого проходит абсолютно безмятежно, гладко и счастливо. Всегда есть трудности, препятствия и проблемы.

Идя жизненным путём, мы всё время учимся. Многие выбирают в жизни более лёгкие пути. Но всегда ли они являются лучшими? Навряд ли. Когда прячешься от трудностей, избегаешь настоящей, полноценной жизни. В этом уверен человек-легенда, имя которого на Ставрополье знакомо едва ли не каждому – бизнесмен, инициатор создания Конгресса деловых кругов Ставрополья, кандидат экономических наук, профессор – специалист в области экономики и сельского хозяйства и большой друг «Ставропольского репортёра» Василий Павлович Панков. Которому 4 февраля исполнится 70 лет. Общественный деятель, профессионал, интеллектуал, инициатор и вдохновитель казачьего движения – эта сторона жизни Василия Павловича знакома многим. А мы хотим рассказать о нём как о человеке, сыне, брате, муже, отце. О человеке, про которых говорят: «Он сделал себя сам».

 

Детство босоногое моё

Родился Василий Павлович в селе Шпаковском – ныне это город Михайловск – в послевоенном 1947 году. Так что его детство пришлось на самые трудные годы, когда страну приходилось по крупицам восстанавливать из руин. Не хватало продовольствия, товаров народного потребления, о «магазинных» игрушках никто из ребят тогда и понятия не имел, что существует на свете сие чудо.

Зато тяжёлый крестьянский труд до седьмого пота, до ломоты в костях каждый из них постиг с младых ногтей. Да и как иначе? Мама Марфа Дмитриевна с утра до ночи трудилась в пищеблоке местной больницы. Придёт с работы, вспоминает Панков, – и за дела, которые детям были не под силу. А дел этих – не переделать. Только обстирать да обиходить пятерых ребятишек – вопрос не пяти минут. А ещё корову подоить да масла сбить, сметаны навеять, да мало ли дел у многодетной крестьянки? До глубокой ночи натруженные материнские руки не знали покоя, чтобы сыновьям и дочкам жилось уютно, тепло и сытно.

– Ах, какой мама готовила борщ, – вспоминает Василий Панков. – Огненный, наваристый, вкуснее него я больше никогда ничего в жизни не ел. А пироги? Таких пирогов, какие готовили мама да ещё моя бабушка Евдокия по отцовской линии, уже и не найти. Мягкие, пышные, с изумительной начинкой. Хотя продукты были самые простейшие: мука, дрожжи да сухофрукты. А мама с бабушкой поколдуют-поколдуют над сушёными яблоками да абрикосами... и такая начинка – пальчики оближешь.

Отец Павел Андреевич, служивший в заготконторе продовольствия, вообще неделями не появлялся дома: колесил по всему району, скупая для государственных нужд молоко и мясо, зерно и кожу, грибы и ягоды.

Так что вся домашняя работа была на детях, а их в семье Панковых росло пятеро: три сестры и два брата.

– Я у родителей – второй ребёнок, – рассказывает Василий Павлович, – но так случилось, что старшую сестрёнку ещё совсем девчонкой увезли к родне в Казахстан, так что, по существу, я всегда был за старшего. И, само собой, спрос был с меня. Вся работа по хозяйству была на нас – детях: и в доме прибрать, и печь натопить, и в огороде поработать, и с живностью управиться. Ну и, конечно, обязанностей хорошо учиться с нас никто не

снимал. За плохие оценки родители по голове не гладили. А отец нас всегда наставлял: «Дети, спешите делать добро людям». И я свято несу эту заповедь по жизни, стараясь делать добро людям, быть им нужным и полезным.

Тем не менее, говорит Василий Павлович, жили люди тогда хоть не– богато, но дружно, весело. Родни у Панковых – не пересчитать. Ведь только у отца было 12 сестёр и братьев, чуть меньше – у матери. Так что любые торжества или советские праздники справляли огромной семьёй: вместе готовили угощение, накрывали столы, гуляли шумно и звонко, но культурно. И детей учили: как за столом себя вести, блюдо подать, вилку с ножом держать.

 

Спортивная закалка

Как вспоминает Панков, тогда даже в самых отдалённых и захудалых деревнях и сёлах, не говоря уже о городах, спорт был, что называется в моде. Мальчишки не имели привычки сидеть на лавке с сигаретой да пивком, а без устали гоняли в футбол и волейбол, занимались на нехитрых самодельных турниках да брусьях.

– Мячи наши местные умельцы мастерили сами: шили из кожи, набивали тряпками или вставляли рукодельные камеры, чтобы мяч можно было накачать, – вспоминает Панков. – Вот их мальчишки и пинали с утра до ночи. А если вдруг у кого появлялся настоящий, фабричный мяч, о-о-о! Его берегли как зеницу ока. Пускали в дело только в самых торжественных матчах: в больших школьных соревнованиях, например.

Любовь к спорту, уверен Василий Павлович, сельским школьникам привил их учитель физкультуры Иван Потапович, настоящий энтузиаст, умевший заражать энергией воспитанников. Благодаря ему и юный Вася Панков «заболел» легкоатлетическим многоборьем и боксом. И занимался этим видом спорта весьма серьёзно – в своё время получил мастерский разряд по боксу в среднем весе.

В юношеском возрасте Вася Панков начал грезить морем. Художественная литература и кинематограф, художники-маринисты вскружили голову морской романтикой.

– Закончив школу, я поехал поступать в так называемую мореходку в Ростов-на-Дону, – вздыхает Панков. – Да не прошёл по конкурсу, потому что тогда предпочтение отдавали абитуриентам из семей либо моряков, либо работников речного флота. Конечно, я переживал, расстраивался. Но потом успокоился – жизнь-то не заканчивается. Есть ещё много интересных и важных профессий. И, вспомнив слова Ленина, что кино – важнейшее из искусств, подумав, пошёл учиться в ГПТУ № 27 города Батайска на киномеханика.

 

Когда сбываются мечты

Студенческая жизнь, как известно, весела и голодна. Здоровый юношеский организм требовал здоровой и обильной пищи, а молодое тщеславие – одежды не хуже, чем у городских сверстников. Но не просить же денег у родителей? Стыдно такому парню сидеть на маминой и папиной шее. И, чтобы подзаработать, Василий в компании однокурсников подрядился по ночам разгружать вагоны. Работа была каторжная – иногда приходилось вкалывать почти до рассвета, а потом, подремав час-два, бежать на лекции. Прогуливать и халтурить было нельзя – вмиг выгонят и назад уже не возьмут. Но и заработки по тем временам были неплохие. Студент Панков мог не только себя одеть-обуть и прокормить, но и родителям регулярно высылал деньги. А ещё – осуществить свою давнюю заветную мечту. Купить щенка немецкой овчарки.

Маленький пушистый комочек, получивший грозную кличку Амур, вырос в великолепно вышколенного служебного пса. Занимался с ним хозяин по всем правилам кинологической науки – общий курс дрессировки, защитно-караульная служба. Когда после окончания училища Василий заявился домой в сопровождении грозного красавца, все ахнули от зависти. Таких собак не было ни у кого в округе. Амур и Василий были, как говорится, не разлей вода: даже на танцы парень брал собаку с собой. Пока хозяин вальсировал на площадке, верный пёс терпеливо ждал за пределами танцпола. Так что и служить в армию Василий ушёл вместе со своим четвероногим другом. А вернулся один.

– Мой Амур стал, если можно так сказать, образцом служебного пса, – говорит Панков. – И когда я демобилизовался, командир части упросил меня оставить Амура в части. Мол, пёс гораздо нужнее Родине, чем тебе. Расставание, конечно, было тяжёлым, до сих пор сердце сжимается…

Вернувшись к гражданской жизни, Василий, как говорится, вгрызся в работу и учёбу. Если только перечислять все учебные заведения, которые он закончил, стремясь к знаниям и самосовершенствованию, все места службы – не хватит никакой газетной площади. А ещё работа по партийной линии. И научные труды плюс написание и защита кандидатской диссертации. А в сутках всего 24 часа. Как он всё успевал? Секрет, известный только Панкову.

– Сказать, что карьера моя складывалась гладко, что я легко шагал по ступенькам вверх, никак не могу. Уж жизнь меня испытала на прочность как никого другого. Такую иногда подножку подставляла, такой капкан – только держись. Но я никогда не сдавался, не вешал носа и не отходил трусливо в сторону. Потому что сызмальства понял – опускать руки нельзя, погибнешь. Этому меня научил случай из детства. Мне было уже лет девять, а плавать я так и не умел. И воды боялся до дрожи. Вечно сидел на бережку какого-нибудь водоёма и смотрел на заплывы товарищей. Так вот старшие ребятишки раз то ли из озорства, то ли дурачась, возьми и столкни меня с небольшого обрыва в пруд. Ну и я, естественно, камнем на дно. Всплыл и начал барахтаться, как щенок. Барахтался-барахтался и… поплыл, добрался до берега.

 

Ты у меня одна…

В 1967 году Василий Павлович женился. Знакомство с той, с кем рука об руку он прожил в любви и согласии почти полвека, было случайным.

– Я тогда работал инструктором райкома комсомола и должен был ехать по делам в Надежду, – рассказывает Панков. – Иду на автостанцию, а навстречу мне девушка. Видно, что не местная – идёт, на таблички на домах поглядывает. Ну и спросила у меня, как найти такой-то адрес. Я её проводил до нужного дома. А хозяев не оказалось на месте. Разговорились, познакомились, она сказала, что её Галей зовут. Сама из села Константиновского Петровского района, учится в Ставрополе в медучилище. Так она мне понравилась, что я её проводил до самого Ставрополя, довёл до квартиры, где она жила, а потом уже в Надежду поехал.

Через несколько дней Василий с огромной охапкой цветов поехал к Галине. Так и началась история их любви и жизни, полной доверия, взаимопонимания и трогательной заботы друг о друге. Свадьбу молодым родня закатила на славу, гостей было множество – один день гуляли в Шпаковском, у Панковых, второй – в Константиновском, у Афониных, родителей невесты. В этом году у Василия Павловича и Галины Ивановны знаменательная дата – золотая свадьба. Поздравить с которой, уж точно, приедут не только их дети Сергей и

Татьяна, шестеро внуков и трое правнуков, не только близкие друзья и родственники, соратники, но и все те, для которых Василий Павлович в разное время стал опорой и маяком в жизненном бурном море.

 

Мы сильны, если мы вместе

И таких людей, я думаю, не одна сотня и даже тысяча. Студенты вузов, где преподавал Василий Павлович и с которыми он щедро делился своими знаниями, опытом и жизненной мудростью. Бизнесмены, многие из которых в лихие 90-е выжили и свой бизнес не просто сохранили, а сумели развить благодаря именно Панкову. Ведь тогда, в те годы лихорадочных перемен, когда старая экономическая модель государства рухнула, а новая не выстроилась, людей охватила паника: Как жить? Что делать? В среде руководителей предприятий, оглушённых свалившимися на них бедами в виде непомерных налогов, исчезновения оборотных средств, необходимости по-новому организовывать не производство даже – бизнес, непонятной политикой собственного государства, сдающего, как казалось тогда, позиции своей экономики в пользу иностранной, воцарилась растерянность. Не переросшая в хаос только благодаря энтузиастам, которые бесстрашно взялись за разрешение тех или иных проблем, с которыми не справлялось, да и не могло тогда справиться государство.

Ждать манны небесной или пытаться выжить поодиночке нельзя. Надо объединяться и действовать сообща. Именно как в той русской народной присказке про одинокий прутик, который легко сломать одним движением, и веник, который сломать не под силу даже богатырю. Именно эта мысль пришла тогда в голову Василию Павловичу, который в то время, став одним из первых предпринимателей края, создал фирму «Ставрос». И воплотить эту задумку ему удалось, собрав крепкое ядро из лидеров зарождавшихся структур новой экономики. И в результате возник Конгресс деловых кругов Ставрополья (КДКС), общественная организация промышленников и предпринимателей, которая вот уже двадцать пять лет не меняет своего первоначального девиза – защищать, отстаивать права своих членов, добиваться решения проблем, которые мешают поднимать экономику Ставрополья. Видимо, верность именно этому направлению и обеспечила жизнеспособность организации, её год от года растущий авторитет не только среди её членов, но и во всех властных структурах края, а теперь уже и в СКФО и России в целом.

В окончании нашей беседы я задала Василию Павловичу вопрос: если бы дали такой шанс, он захотел бы что-то кардинально поменять в своей судьбе? Мой собеседник думал долго... то хмурился, то улыбался, видимо, перебирая в памяти какие-то события. И наконец произнёс: «А знаете, нет. Даже то плохое, что со мной случалось, я бы не хотел вычеркнуть из жизни. Ведь путь у человека один. Он, этот путь, как и судьба, уникален. Переделывать и перестраивать его – значит потерять. И, следовательно, потерять себя».

 

Комментарии (0)