еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Стражное дело

В Ставропольской краевой библиотеке им. М.Ю. Лермонтова прошла брифинг-встреча с федеральным омбудсменом по вопросам, связанным с незаконным уголовным преследованием предпринимателей, Александром Хуруджи.

Жертва экономического спора

Мероприятие прошло при поддержке Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае Кирилла Кузьмина, а в качестве организатора выступил председатель ставропольского краевого отделения «Опора России» Николай Сасин. Во встрече приняли участие представители прокуратуры Ставропольского края, Следственного управления Следственного комитета РФ по СК, Адвокатской палаты Ставропольского края, руководители бизнес-объединений, предприниматели.

Примечательно, что сам федеральный омбудсмен Хуруджи отнюдь не теоретик, а практик в сфере силовых накатов на бизнес и испытал все прелести так называемого правового прессинга на собственной шкуре. История Хуруджи типична – когда экономический спор двух хозяйствующих субъектов по щучьему велению, а точнее, по чьему-то хотению, трансформируется в уголовное преследование одного из оппонентов.

Пересказывать все нюансы этого громкого дела в газетном формате нет возможности, поэтому остановлюсь лишь на основных моментах. Всего несколько лет назад Александр Хуруджи был владельцем основного пакета акций и председателем совета директоров волгодонской компании АО «Энергия», которая занимается передачей электроэнергии по собственным энергосетям.

Уголовное дело против бизнесмена возбудили из-за заявления ПАО «МРСК Юга» — региональной распределительной компании, которой АО «Энергия» поставляла ресурсы. Но платить по счетам крупные игроки на энергорынке, как давно известно, не любят, и «Энергии» пришлось выбивать с МРСК свои деньги через суд. Все арбитражи, включая Верховный суд РФ, полностью подтвердили законность требований «Энергии» к МРСК Юга - выплатить более 500 млн рублей долга. Однако сетевики, вместо того чтобы расплатиться по долгам, пошли по обкатанной дорожке устранения кредиторов – написали в полицию заявление, что «Энергия» незаконным образом добилась взыскания долга, и потребовали возбудить уголовное дело против владельца. Прокуратура Ростовской области долгое время отказывалась подписывать обвинительное заключение по этому делу, настаивая, что отсутствует событие преступления. Но в результате один и тот же прокурор, который сначала отказал, потом подписал обвинение. Чем руководствовался служитель «ока государева», остается только догадываться.

Как бы там ни было, по обвинению в незаконном присвоении 470 млн рублей МРСК, отмывании доходов, незаконном предпринимательстве и бог знает в чем ещё Хуруджи оказался в СИЗО, где отсидел девять месяцев. И только благодаря Уполномоченному при Президенте РФ по правам предпринимателей Борису Титову ему в 2016 году удалось выйти на свободу под залог. Ну а в мае 2017 суд Ростова-на-Дону оправдал его подчистую. Впрочем, стоит ли говорить, что пока Александр находился за решеткой, его бизнес удачно прикарманили «нужные люди»?

Перманентный стресс

Открывая мероприятие, Александр Хуруджи подчеркнул, что вдобавок к и так непростым условиям, в которых находится бизнес, в связи с различными кризисными явлениями в экономике, в том числе и после введенных санкций, давление на него в последние годы лишь усилилось.

— Я вел бизнес с 1989 года, и когда приезжали инвесторы из других стран, нам было чем их привлечь: дешевые энергоресурсы, недорогая земля и очень конкурентоспособная рабочая сила, квалифицированные специалисты. А что мы имеем сегодня? Высокую стоимость энергоресурсов, запредельную кадастровую стоимость земли и высокую стоимость рабочей силы, если со всеми налогами. Поэтому работоспособность частного бизнеса в России постепенно снижалась. Сектор предпринимательства, и без того небольшой, стал сжиматься. Плюс в последние годы усилилось давление на бизнес. Статистика говорит о том, что сегодня 300 тысяч предпринимателей закрыли свой бизнес, 270 тысяч из них подвержены уголовному преследованию. Представляете цифры? Существует масса открытых уголовных дел, которые висят над головами, словно занесенные мечи, люди в состоянии стресса. А при стрессе тебе некогда думать о развитии предприятия.

- Увы, сейчас есть тенденция увеличения уголовных дел в отношении предпринимателей, — констатировал председатель общественного совета при прокуратуре Ставрополья по соблюдению прав субъектов предпринимательской деятельности Николай Сасин. — Последствия возбуждения таких дел — развал бизнеса, потеря рабочих мест и доходов в бюджеты всех уровней. С этим мы, к сожалению, сталкиваемся ежедневно. Сам Президент России отметил, что оправдательный приговор в таких уголовных делах выносится нечасто, а в 83% случаев приводит к потере бизнеса. И это — один из факторов, который препятствует развитию инвестиционного климата. Люди не готовы создавать свое дело.

— В прошлом году было принято решение пленума Верховного суда России, в рамках которого было разъяснено судам, что в отношении предпринимателей по определенному перечню статей не может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Необходимо избирать другие меры: залог, домашний арест, подписку о невыезде. Но предпринимателей продолжают сажать в СИЗО. Причем зачастую незаконно, просто следователь так решил, что якобы раскрытое им преступление не относится к сфере предпринимательства и человек идет за решетку. Это не только незаконно, но и ломает судьбы людей, а также приносит вред всему имиджу страны, — рассказывает бизнес-омбудсмен Ставрополья Кирилл Кузьмин. - Что касается Ставрополья, официально сейчас в СИЗО находятся 10 предпринимателей. Но это не итоговая цифра, так как посчитать предпринимателей, которые находятся под арестом, крайне сложно. Я прихожу в СИЗО, встречаюсь с арестованными бизнесменами, но потом благодаря «сарафанному радио» на меня выходят новые лица, пострадавшие за якобы экономические преступления. Ведь под статью «мошенничество» у нас можно подвести любое преступление. Еще и следственные действия не ведутся по нескольку месяцев, а иногда годами. По самым скромным экспертным оценкам, наша страна теряет ежегодно от трёх до пяти процентов ВВП от незаконного уголовного преследования предпринимателей.

Как об стенку горох

На встрече, как уже упоминалось, присутствовали предприниматели, которые на себе испытали, что такое — попасть под каток репрессивной машины. Например, жители Андроповского района Николай Кравченко и его сын Сергей, о деле которых «Ставропольский репортёр» исписал уже не одну газетную страницу. Фермера С. Кравченко, в своё время купившего земельные паи у бывших колхозников, ни с того ни с сего обвинили в том, что он эти паи...украл. Причем не абы у кого, а у государства. Правда, вот потерпевшего за годы волокиты следствие так и не обнаружило. Но фермер год просидел под стражей, дело несмотря на очевидную абсурдность и прямое указание Генпрокуратуры — сначала найти потерпевшего, а уж потом строить обвинение - передано в суд. Кстати, по словам А. Хуруджи, по абсурдности, надуманности и непрофессионализму следствия это дело уже вошло в топ-список дел, о которых он на днях будет докладывать бизнес-омбудсмену РФ Борису Титову, а тот, в свою очередь, поделится этими выкладками с президентом. Ну а К. Кузьмин пообещал, что сам будет присутствовать на судебных заседаниях по делу Кравченко, чтобы не допустить нарушений.

Как прозвучало, весь ужас ситуации в нашей стране относительно нарушений прав граждан, хоть бизнесменов, хоть нет, в том, что никто никогда наши жалобы не читает, к доводам не прислушиваются. Порочная практика такова, что все жалобы возвращаются на рассмотрение тому, на кого вы жалуетесь.

- Пока я сидел в СИЗО, то исписал 150 (!) шариковых ручек, - рассказывает он, - пока моя жалоба чудом не попала к бизнес-омбудсмену Борису Титову. И только тогда дело сдвинулось с мёртвой точки.

- С 2013 года никто не желает вникнуть в дело, на все наши жалобы и ходатайства отвечают, что все получено, ознакомились. И все. И сначала нам говорили, что раз мой подзащитный — фермер, то к предпринимательству это дело не имеет никакого отношения! Потом был год содержания под стражей, человек разорился, потому что не мог заниматься уборкой урожая, все злаки сгнили. Потом еще и территориальная единица оказалась потерпевшей стороной, а это абсурд. Не менее абсурдно передавать дело в Кисловодский городской суд, куда сто человек свидетелей вынуждены каким-то образом добираться за сто километров. Однако мы надеемся, что справедливость восторжествует, — рассказала адвокат Кравченко Оксана Бородина.

Ещё один излюбленный метод следствия для упрятывания человека в СИЗО — выдавать желаемое за действительное. А конкретнее — писать в ходатайстве на имя судьи свои домыслы, что человек может скрыться, может влиять на ход следствия и т. д. Посему прошу изолировать. Чувствуете разницу? Не факты, как того требует закон - «пытался скрыться», «угрожал свидетелям» и т. д., - а высосанные из пальца фантазии: может, имеет возможность. Ну а судьи что? Такие же вчерашние следователи да прокуроры. Конечно, в 99,9% случаев ходатайство следователю удовлетворят. Ну а судья, рассматривающий дело, скорее всего, признает человека виновным и впаяет на полную катушку. Потому как ежели оправдать того, кто побывал в предварительном заключении, потом греха не оберешься. Полетят и головы, и погоны, и мантии, не дай бог.

- Зачастую суд не сразу видит, что состава преступления нет, и потом уже признавать свою ошибку им просто стыдно. Умение признавать свои ошибки — показатель силы власти, но не все решаются на такой шаг, — рассказывает Хуруджи. - Я был свидетелем нескольких таких сильных поступков. Как со стороны судей, так и следствия. Когда люди честно и публично говорили: да, мы не правы, да, просим прощения. И, поверьте, это только вызвало глубочайшее к ним уважение.

Наверное, поэтому вот уже два года в пятигорском СИЗО № 2 находится глава потребительского кооператива «Орбита» Константин Пилипилиади. По данным следствия, он якобы утаил от государства 14 миллионов рублей. Загремел он туда как раз из-за предположения следствия, что может скрыться от правосудия. Хотя ситуация разворачивалась совсем наоборот - Пилипилиади был за границей, когда ему позвонил следователь. Он добросовестно прилетел в Россию, чтобы дать показания, но был помещен под домашний арест, а потом уже оказался в СИЗО.

А мы что, а мы ничего...

В принципе, если разобраться, то львиную долю таких вопросов должна решать прокуратура. Которая, собственно говоря, решает, законно или нет было возбуждено уголовное дело, правильная ли дана ему квалификация, утверждает обвинительные заключения и направляет дела в суд. И, по моему мнению, обязана сто раз взвесить все «за» и «против», решая судьбу человека. Сейчас же, увы, позиция «ока государева», мягко говоря, странная. Её озвучил на брифинге представитель крайпрокуратуры. Мол, вот есть суд, пусть он и разбирается. Здравствуйте, как говорится, приехали. А зачем стране тогда такая уйма госслужащих, на чьи плечи возложена именно обязанность проводить досудебное следствие и выявлять ещё на этой стадии, кто виновен, а кто, как говорится, мимо проходил? Может, распустить тогда с богом весь этот многочисленный погононосный аппарат, а всю работу перепоручить судьям? Это, во-первых. Ну, а во-вторых, сейчас редко у кого не возникает кривая ухмылка при словосочетании «беспристрастный и справедливый суд». И, думаю, не без основания.

Не так давно РАПСИ проводил опрос среди ведущих экспертов-правоведов страны. Вопрос был один — улучшилось ли в плане качества российское правосудие и избавилось ли оно хоть немного от привычного обвинительного уклона? Ответы неутешительны. По мнению экспертов, никаких качественных сдвигов несмотря на грозные окрики президента и принятие даже новой статьи УК, грозящей нешуточным наказанием за незаконное уголовное преследование, не произошло. Корень всех бед — обвинительная связка между правоохранительными органами и судом не сломана. А стала даже ещё крепче. Именно поэтому процент оправдательных приговоров в России ничтожно мал — всего около 0,5 процентов от общего числа дел. Да и то выносятся они в основном мировыми судьями по мелким даже не делам, а делишкам. Да, с высоких трибун время от времени звучат требования сломать эту связку, такое требование, помнится, даже было выделено отдельным пунктом в предвыборной программе В. Путина. Но увы и ах. Слова так и остались словами. До сегодняшнего дня так и не было озвучено, как это сделать. Так что как существовала она, так и существует.

Президент страны уже не раз делал жесткие заявления по поводу недопустимости силовых прессингов на бизнес. И? Какое-то время ситуация вроде начинает выправляться, но потом опять скатывается на те же рельсы. И вот в нынешнем августе гарант Конституции вновь четко обозначил свою позицию о том, что предприниматели не должны сидеть. Интересно, как долго продлится «праздник послушания» на этот раз?

На поводу банкиров

Еще одна подножка, которая подстерегает нынче бизнес — нечистоплотные банки и идущие у них на поводу представители правоохранительных органов. В России как-то резко вдруг выросло число уголовных дел по невозврату предпринимателями кредитов. А ларчик открывается просто. Российские банки, подвергшиеся санации, начали массово судиться с заемщиками, чтобы решить свои финансовые проблемы за счет клиентов, заявил Александр Хуруджи.

- Менеджменту свойственно искать причины не в собственном скверном управлении, а находить причины в плохих заемщиках. Поэтому начали массово инициироваться случаи обращений с возбуждением уголовных дел в отношении заемщиков-предпринимателей. В том числе их же дочерних структур», — пояснил он. - Есть предположение, что таким образом пытаются как бы оформить юридически страховку и тому подобные вещи, забывая о судьбах людей. То есть фактически возможности правоохранительной системы используются втемную.

В заключение встречи вниманию собравшихся были презентованы проекты «СтопАрест» и «Набат», направленные на оказание оперативной юридической помощи предпринимателям, оказавшимся в СИЗО, а также защита их от несанкционированных проверок и рейдерских захватов.

- Я призываю предпринимателей не ждать арестов и не надеяться на некое чудо, а бить в набат при первых подозрениях, что возможны проблемы с правоохранительными органами, а также вступать в бизнес-сообщества края, где всегда можно рассчитывать на защиту и поддержку, - подвел итог А. Хуруджи. - А если уже дело заведено — активней общаться со СМИ, тем более если случай абсурдный и логике не поддается, а напоминает обычный рейдерский захват бизнеса или сведение давних счетов. Помните, что пока вы не очутились за решеткой, отбить вас гораздо проще.

Комментарии (0)