еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Разделяй и царствуй

Во второй половине XX века человечество столкнулось с глобальными экологическими проблемами, и одной из таких проблем стало образование огромного количества мусора и рост опасных свалок. Люди – прежде всего в развитых странах – стали очень много производить, потреблять и… выбрасывать.

Во всё большем числе стран раздельный сбор отходов и их переработка выбирается как приоритет в системе обращения отходов. При таком подходе к утилизации мусора снижается уровень загрязнения воды, воздуха, значительно сокращается объём не только тех отходов, которые попадают на полигоны, но и объём промышленных отходов – ведь нужно меньше добывать и обрабатывать ресурсов для создания новых товаров. Таким образом, благодаря вторичной переработке сберегаются ценные природные ресурсы, что невозможно, например, при мусоросжигании. В отдельных странах (Дании, Японии, Швеции, Бельгии, Австрии и других) объём переработки доходит до 50 и более процентов и постоянно растёт.

К сожалению, в списке стран, рационально подходящих к решению мусорной проблемы, Росси нет. По негласному мнению экспертов, на данный момент в своём экологическом развитии мы отстаём в этом вопросе от продвинутых стран на несколько десятков лет. И, что прискорбно, мало что делаем, чтобы исправить эту ситуацию. Нет, громких заявлений и правильных слов говорится настолько много, что если хотя бы десятая часть деклараций была воплощена, то давно бы уже в вопросах природосбережения, а не только балета, мы бы были впереди планеты всей. 

Класс опасности

На днях министерство ЖКХ Ставропольского края обнародовало своеобразное обращение к жителям региона. Чиновники в очередной раз озаботились тем, что несознательное население валит в мусорный бачок всё без разбора – хлебные корки и ртутные термометры, арбузную кожуру и люминесцентные лампы, батарейки и полиэтиленовые пакеты. Между тем, напоминает министерство, «выделяют пять классов опасности бытовых отходов. К I и II классам относятся самые опасные отходы. Это батарейки, люминисцентные лампы и ртутные термометры. Их нужно утилизировать особым образом. В противном случае, попадая на свалку, этот «коктейль» отравляет воздух, почву и воду. Например, одна батарейка способна отравить 400 литров воды или загрязнить до 20 квадратов почвы. К III и IV классам опасности относятся умеренно опасные и малоопасные отходы. Это в том числе нефтесодержащие отходы, медные провода, несортированные твёрдые коммунальные отходы. И, наконец, V класс опасности (смёт, бумага и т.д.) не представляет опасности из-за минимальной степени воздействия на окружающую среду. Отходы IV и V классов после сортировки разрешается утилизировать обычным способом».

– За год в Ставропольском крае производится порядка 7 млн кубометров мусорных отходов. Среди этих отходов 85 тысяч тонн – отходы первого класса опасности, – комментирует ситуацию министр жилищно-коммунального хозяйства Ставропольского края Роман Марченко. – Большинство людей даже не подозревают, насколько это серьёзная проблема.

Да нет, уважаемый министр, не такой уж необразованный и бестолковый у нас народ, чтобы не подозревать об опасности отравления природы ядовитыми отходами. И прекрасно понимает, что раздельный сбор мусора просто жизненно необходим. Если, конечно, мы хотим, чтобы наши внуки и правнуки знали, что такое чистые реки, зелёная трава, грибы и ягоды, которыми можно насытиться, а не отравиться. Это подтверждает и опрос, который мы разместили на сайте «Ставропольского репортёра». Так, почти 82 процента проголосовавших ответили, что они готовы заниматься домашней сортировкой мусора, если будут отдельные контейнеры. Девять процентов готовы это делать, если за этот процесс получат материальную выгоду (сдал бутылку – получил копеечку). И столько же респондентов ответили, что сортировкой отходов заниматься не желают.

Однако всё упирается в то, что раздельных контейнеров для сбора у нас просто нет. В Ставрополе несколько лет назад была робкая попытка ввести нечто напоминающее ручную сортировку ТБО – в нескольких местах города были установлены корзины для пластика. Но это была частная инициатива, приуроченная одним из кандидатов то ли в депутаты, то ли в мэры к выборам. Потом она угасла, корзины исчезли, и народу не оставалось ничего другого, как по привычке валить мусор в одну кучу. То есть контейнер.

И тем страннее читать министерские отчёты о том, что в крае система раздельного сбора для отходов повышенной опасности существует. Ведь, если разобраться, это не система, а некие туманные намёки на неё. Потому как на Ставрополье есть всего лишь шесть организаций, принимающих отработанные ртутьсодержащие лампы. Да и то только от юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Расположены они в Невинномысске, Ставрополе, Ессентуках, Лермонтове и Георгиевском районе. Ну и как вы думаете, повезёт фермер из Курского района пару ламп, чтобы сдать их, в Ставрополь? Или в Невинку? То-то и оно. Аналогичная ситуация с приёмом электроники (сотовые телефоны, планшеты, батарейки и т.д.). На Ставрополье такие услуги осуществляют вообще всего три организации: в Невинке и краевом центре. Почему бы не организовать такой пункт приёма опасных отходов повсеместно? Вопрос к чиновникам соответствующих ведомств.

Но государственные мужи, от которых, собственно говоря, и зависит экологическое благополучие страны, больше занимаются болтологией, а не делом. Попытки внедрить сортировку отходов неоднократно предпринимались и у нас, но она так до сих пор и не прижилась. Потому что в этом вопросе нет государственной политики, нет жёстких и бескомпромиссных правил игры.

Был мусор – стал аэропорт

«У них», в загнивающих европах, почему-то всё не так. Взять ту же Германию. Здесь очень трепетно относятся к защите окружающей среды, и большая часть твёрдых бытовых отходов здесь идёт на переработку. Раздельный сбор бытового мусора начался в стране в конце 80-х. В то время эти вопросы регулировались местными органами власти. А в 1996 году в силу вступил общенациональный закон, регулирующий обращение с отходами. Он был направлен на усовершенствование переработки вторсырья (рециклинг) с целью повышения ресурсоэффективности, ведь в промышленных и бытовых отходах могут содержаться дорогостоящие вещества, например, ценные металлы. Так, в тонне отслуживших мобильных телефонов имеется в 60 раз больше золота, чем в тонне золотоносной руды.

В 1995 году доля вторсырья в материалах, используемых в германской промышленности, была на уровне 2-3%, к 2016 году она увеличилась до 25%, а из всего количества бытовых отходов перерабатывается свыше 70%. Сейчас рециклинг в Германии является выгодным бизнесом. Суммарный оборот всех немецких фирм, занимающихся сбором мусора в стране, составляет примерно 50 млрд евро в год. С 2015 года в стране действует единая система селективного сбора мусора. Немцы распределяют бытовые отходы на биомассу, макулатуру, стекло, металлы и пластмассы. Для этих видов мусора установлены отдельные разноцветные контейнеры. Например, серый предназначен для бумажных изделий, зелёный – для органических отходов и т. д. Просроченные лекарства принимают аптеки, для старых батареек имеются приёмные пункты в магазинах. Все отходы доставляются на пункты переработки. Для тех, кто нарушает правила их селективного сбора, существует система наказаний. В стране даже есть специальные полицейские, которые следят за людьми, оставляющими мусор на улицах. К тому же, в Германии сейчас делается упор уже на то, чтобы внедрять и раздельный сбор пищевых отходов, которые можно пустить на производство компоста, чтобы повышать плодородие почв.

Что уж говорить про Японию, до которой нам пока что, как до Луны. Промышленный мусор, который трудно подвергнуть переработке, в стране Восходящего Солнца используется в качестве строительного материала. Международные аэропорты Тюбу (недалеко от города Нагоя) и Кансай (Осака) были построены на искусственных островах, созданных из измельчённых промышленных отходов.

Всё в землю

А что у нас? Практически весь мусор, который мы выбрасываем, складируется на свалках или полигонах, а затем закапывается в землю. В прошлом месяце глава Минприроды заявлял, что в РФ сжигается менее двух процентов отходов, и лишь около четырёх – перерабатывается. Остальное количество коммунальных отходов вывозят на полигоны. А что представляют собой наши полигоны? Правильно – от балды выделенный участок земли, куда сваливают всё кучей: и автопокрышки, и стекло, и пластик, и тряпки с бумагой, и даже медицинские отходы.

– Обязательным требованием к полигонам ТКО являются наличие участка с основанием на водоупорных грунтах, расположение уровня грунтовых вод ниже трёх метров от поверхности земли, обеспечение полигона инертными материалами для изоляции отходов, – говорит председатель совета экологической региональной ассоциации «Эра» Григорий Пинчук. – Много ли в крае полигонов, отвечающих всем условиям? Думаю, ни одного. Итог: эти места со временем превращаются в химический реактор, в круглосуточном режиме генерирующий канцерогенные и отравляющие летучие вещества. Самое страшное в свалке не то, что снаружи, а то, что внутри. А потом эта отрава попадает на наш стол в ягодах, овощах и фруктах, до места произрастания которых эти грунтовые воды добрались. А что доберутся – это к гадалке не ходи.

Поможет ли при таком государственном подходе к утилизации мусора его раздельный сбор гражданам? Очень сомневаюсь. Потому что, во-первых, куда будут вывозиться всё те же отходы повышенного класса опасности? Правильно, на те же самые полигоны. Других-то мест утилизации у нас нет. И пока что не предвидится.

Комментарии (0)