еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Курорт Минздраву не товарищ!

В конце сентября текущего года жители нашей страны услышали радостную весть о том, что Россия в рейтинге стран по индексу глобальной конкурентоспособности поднялась на 5 строчек по сравнению с прошлым годом и заняла 38-е место среди 137 стран. Именно такая информация содержится в «Отчёте по глобальной конкурентоспособности 2017-2018», подготовленном Всемирным экономическим форумом. При этом мы умудрились даже обогнать такие европейские страны, как Португалия (42-е место), Италия (43), Греция (87). Россия могла бы занять и более высокое место в указанном рейтинге, если бы не подкачали некоторые отрасли. Одним из таких «двоечников» оказалось отечественное здравоохранение, сумевшее дотянуть только до 54-й строчки.

Больное здравоохранение пытается лечить население

Можно по-разному относиться к достижениям здравоохранения Российской Федерации. Конечно же, это гигантский скачок вперёд, если сравнивать с рейтингом стран по эффективности систем здравоохранения, составленным в 2016 году аналитиками агентства Bloomberg на основании данных Всемирной организации здравоохранения, Организации Объединённых Наций и Всемирного банка. В основу рейтинга было положено три ключевых показателя, которые определяют эффективность системы здравоохранения той или иной страны: средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении, государственные затраты на здравоохранение в виде процента от ВВП на душу населения, стоимость медицинских услуг в пересчёте на душу населения. Как выяснилось, каждый из этих показателей оказался не на высоте. В результате России отвели место в строчке под номером 127 (из 127 возможных).

А вот если ориентироваться на достижения советской медицины, то результат не идёт ни в какое сравнение с нынешними «успехами». Тогда наше здравоохранение по праву занимало ведущие позиции в мире, и никто с этим не спорил.

Как подсчитали эксперты ВОЗ, в мире от 20 до 40 % средств, выделяемых на здравоохранение, растрачивается вхолостую. В России этот показатель и того выше. Несмотря на широко разрекламированную реформу отрасли, проводимую федеральным Минздравом (а, может быть, вследствие этого), серьёзно обозначились явные недостатки российского здравоохранения – отсутствие адекватного амбулаторно-поликлинического звена (неэффективность амбулаторного лечения приводит к госпитализации в 17 % случаев), неоправданно длинные сроки пребывания в стационаре, недостаточность профилактической работы, дефицит специалистов и др. В качестве подтверждения можно привести такие факты. Среди лиц молодого и трудоспособного возраста с каждым годом увеличивается количество инфарктов, а профилактическая работа, в том числе с пациентами, которые уже перенесли инфаркт, находится на очень низком уровне. Людей, перенёсших инфаркт, продолжают лечить медикаментами, которые морально устарели и не приносят желаемого результата. Не лучшим образом обстоят дела с лечением таких заболеваний, как сахарный диабет, ожирение, болезни обмена веществ.

Государство махнуло рукой на кузницу здоровья

Такие неприятно поражающие своей очевидностью отличия порождены наличием огромного количества причин, не последнее место среди которых занимает невнятная политика федерального центра по отношению к своим природным кузницам здоровья, как иногда называют наши курорты. В советский период была создана система, которая не имела аналогов в мире. Суть её заключалась в том, что в единую цепь оздоровления нации были включены три звена «поликлиника – больница – санаторий». После долечивания в санатории больные выздоравливали в 1,5-2 раза быстрее, чем те, кто проходил курс амбулаторного лечения. Проведённый курс санаторно-курортного лечения позволял в 2-4 раза снизить уровень потерь по нетрудоспособности. Экономисты подсчитали, что каждый рубль, вложенный в курортную отрасль, приносил до шести рублей прибыли. Следовательно, данное направление здравоохранения являлось не затратной, а высокоэффективной отраслью.

Несмотря на убедительность таких выводов и вопреки логике в нашей стране стали происходить труднообъяснимые вещи. Получилось так, что государство практически утратило интерес к своим курортным здравницам. На словах оно устами федеральных чиновников разного ранга продолжало ратовать за поддержку развития санаторно-курортной отрасли. А в действительности происходило обратное. Принимались федеральные законы, ухудшающие положение дел на курортах и сводящие к минимуму шансы на их возрождение. Финансирование федеральных курортов из федерального бюджета было фактически свёрнуто. Контроль и надзор за соблюдением норм закона на курортных территориях стал осуществляться настолько неэффективно, что не смог даже защитить природные лечебные ресурсы от их деградации.

Курорт с воза – Минздраву легче!

Большая «заслуга» в том, что сегодня происходит на курортах федерального значения, принадлежит Минздраву России. Ведь именно это ведомство отвечает за реализацию государственной политики в санаторно-курортной отрасли. На самом деле благодаря бездействию Минздрава никакой политики как не было, так и нет. Отсутствует стратегия развития отечественных курортов. Не разработана даже концепция развития санаторно-курортного комплекса России, об актуальности которой говорили ещё 20 лет назад. Элементарная работа – составление реестра санаторно-курортного фонда страны, – и то оказалась не под силу Минздраву. А может быть, в этом федеральном ведомстве решили, что это для них несерьёзное занятие и попросту проигнорировали выполнение своих обязанностей? Как бы там ни было, такая вот странная позиция куратора санаторно-курортной отрасли крайне негативно отразилась на состоянии здравниц.

Не понимая сути проблемы и не желая всерьёз заниматься ею, в Минздраве облегчённо вздохнули, узнав, что курортами Кавминвод решило заняться Министерство по делам Северного Кавказа, которое не имело ни опыта подобной работы, ни соответствующих кадров, ни понимания того, что и как необходимо реформировать на курортах. Были только одно желание и непоколебимая вера в то, что все проблемы курортного региона можно решить посредством реализации крупномасштабных инвестиционных проектов. Таких, например, как выставочный комплекс «Минводы-Экспо», стоивший государственной казне 5,5 млрд рублей, или ещё более грандиозный проект создания инновационного медицинского кластера, стоимость которого оценивается в 162 млрд рублей, 25 % из которых должно потратить государство. Что касается «Минводы-Экспо», завершить строительство которого не удаётся уже четвёртый год, им всерьёз занялся Следственный комитет, и в ближайшее время достоянием общественности может стать масса интересных подробностей криминального толка. Учитывая, что алгоритм решения проблем, применяемый «реформаторами Кавминвод» при создании медкластера, не поменялся, с высокой степенью вероятности можно утверждать, что и от этого суперпроекта ничего хорошего для курорта ждать не стоит.

Минкавказ играл, но не угадал профиля курорта

Подтверждением такого безрадостного вывода может служить озвученная Минкавказа информация о том, что якорными проектами создаваемого кластера должны стать три медицинские клиники – малоинвазивной хирургии, абдоминальной хирургии и клиники матери и дитя по типу обучающих клиник. Неправда ли, странный набор, особенно если учесть, что предлагаемые направления практически не совпадают с профилем курортов КМВ. В частности, с курортом Ессентуки, где научились эффективно с помощью природных факторов бороться с такими болезнями века, как сахарный диабет, ожирение, болезни обмена веществ.

Стало известно также о планах госкорпорации «Росатом» построить на территории кластера ядерный комплекс с циклотроном, ПЭТ-центром и клиникой радиохирургии. Есть и другие интересные и забавные предложения. Всё это лишний раз убеждает нас в том, что строительство медкластера в предложенном виде только усилит антропогенную нагрузку на курортный регион. Но в таком случае его логичнее было бы построить за пределами Кавминвод.

Это может показаться странным, но Минздрав России полностью поддержал концепцию создаваемого кластера и не видит в нём никаких угроз для курортного региона. Оно и понятно. В случае провала затеи отвечать придётся не им, а Минкавказу. Хотя Кавминводам от этого легче не станет.

Новый реализм: курорт поглощает туризм

В последнее время показалось, что Минздрав несколько опомнился и озаботился судьбой курортов. На прошедшем не так давно в Пятигорске форуме врачей СКФО главный внештатный специалист медицинской реабилитации Минздрава РФ Галина Иванова заявила: «В субъектах РФ сейчас растёт запрос на медицинскую реабилитацию. Санаторий – медицинская организация».

В подобном ключе высказалась и. о. директора Национального медицинского исследовательского центра реабилитации и курортологии Минздрава РФ Наталья Старцева, заявив, что в первую очередь санаторно-курортные учреждения ведут деятельность по оздоровлению населения, но на сегодняшний день многие из них обладают всеми ресурсами для оказания помощи по медицинской реабилитации на санаторно-курортном этапе.

Однако выступивший затем генеральный директор Корпорации развития Северного Кавказа Сергей Харитонов всё расставил на свои места и не оставил тени сомнения в том, чья же идеология одержит победу. Суть его выступления свелась к тому, что главной задачей реализуемого компанией проекта по созданию инновационного медицинского кластера в КВМ, в рамках которого планируется запустить процесс модернизации медицинской и санаторно-курортной отраслей на Северном Кавказе, является создание условий для старта развития медицинского туризма. Причём упор был сделан на слове «туризм».

Никто с этим утверждением спорить не стал – ни реабилотологи, ни курортологи. Следовательно, у Минздрава России вместо курорта появился новый товарищ – туризм. И нам предлагают с этим смириться.

Комментарии (0)