еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета
еженедельная общественно-политическая, информационно-развлекательная газета

Есть ли границы свободы совести?

Конфессиональный вопрос в современной России серьёзно обострился: с одной стороны мы наблюдаем всё большее усиление роли Русской православной церкви в общественно-политической жизни страны, с другой – ожесточённую борьбу силовых структур и судебной системы с т.н. «нетрадиционными религиозными организациями».

 Последнее вызывает жёсткую критику со стороны европейских и американских политиков, что только способствует усилению и без того напряжённых отношений с западным миром. В свете происходящего в обществе всё чаще звучат призывы вспомнить о прописанном в Конституции светском характере нашей государственности. Однако и этот тезис в том виде, в котором он существует, устраивает далеко не всех.

«Облавы» и «поджоги», обеспокоившие ЕС

Казалось бы, что может служить поводом для споров? Но между тем события, происходящие в стране, только подстёгивают дискуссии, связанные с вопросами свободы совести. Не в последнюю очередь это связано с регулярными новостями о возбуждении уголовных дел в отношении представителей тех или иных религиозных организаций, а также вынесенными решениями судебных инстанций.

В частности, на минувшей неделе апелляционная коллегия Верховного суда РФ оставила без изменения решение о признании экстремистской религиозной организации «Свидетели Иеговы», ликвидации почти четырёхсот российских местных отделений и конфискации принадлежащего ей имущества.

С самого начала было ясно, что попытка иеговистов обжаловать решение Верховного суда, вынесенное в апреле, обречена на провал: всё-таки с инициативой запрета их деятельности выступило федеральное Министерство юстиции. И надеяться на то, что всесильное ведомство пойдёт напопятную, было, как минимум наивно. Тем не менее, пройдя все этапы юридической борьбы в России, иеговисты, заявляют о своей готовности добиться правды в Европейском суде по правам человека.

Одновременно вокруг самих «Свидетелей Иеговы» уже начал формироваться ореол мучеников за веру: только Верховный суд успел озвучить своё решение по поданной ими апелляционной жалобе, как последовала незамедлительная реакция со стороны чиновников Евросоюза, а именно Европейской внешнеполитической службы. В официальном заявлении этого ведомства говорится о нарушении конституционных прав и свобод российских граждан, а также международных стандартов в области прав человека.

Более того, в документе прописано, что следствием запрета организации стали «полицейские облавы в местах богослужений, а также умышленные поджоги и другие формы притеснения». При чтении этого краткого, но жёсткого текста перед нами вырисовывается недвусмысленная картина жёстких репрессий, обрушившихся на мирную общину верующих людей. При этом многочисленные нарушения иеговистами действующего российского законодательства (такие, например, как распространение запрещённой литературы) остаются за рамками внимания официальных европейских ведомств.

К конфискации готовились заранее...

В Вашингтоне также не оставили «Свидетелей Иеговы» без моральной поддержки: 20 июля была озвучена официальная позиция Государственного департамента США. Американское руководство также высказало беспокойство по поводу нарушения принципа свободы вероисповеданий, закреплённого в Конституции РФ, и призвало российские власти снять запрет на деятельность иеговистов. В самом тексте обращения бросается в глаза призыв «отпустить на свободу всех членов этой религиозной организации, которые были несправедливо арестованы за так называемые «экстремистские действия».

Из текстов официальных документов – европейского и американского – можно сделать вывод о том, как представляют ситуацию внутри России западные дипломаты, политики и правозащитники. Для них Россия – страна, где свободы совести не существует, а независимые религиозные убеждения преследуются арестами, конфискацией собственности, более того – запугиванием и поджогами. При желании можно провести определённые аналогии с американским Югом периода борьбы с расовой сегрегацией.

Между тем на практике всё выглядит несколько иначе. К возможной ликвидации в качестве юридического лица российские «Свидетели Иеговы» стали готовиться загодя, переводя принадлежащее им имущество в собственность иностранных юридических лиц. Причём оформлять сделки старались задним числом. В Интернете вся необходимая информация до сих пор распространяется в виде «Рекомендаций по совершению сделки-пожертвования» и адресована руководителям местных религиозных организаций.

В частности, в СМИ уже появлялись данные о том, что иеговисты на Ставрополье на основании договоров дарения успешно переоформляли недвижимость на своих австрийских единоверцев. По аналогичному сценарию действуют их духовные братья в Адыгее: из публикаций республиканской прессы следует, что право собственности на имущество, ранее принадлежавшее местной организации «Свидетелей», с некоторых пор перешло к некоему фонду, зарегистрированному в Нидерландах.

Можно привести и другие примеры, когда принятие иеговистами превентивных мер делает невозможным исполнение решения Верховного суда, а государство бессильно противопоставить что-либо подобным действиям.

Для одних – религия, для других – бизнес

Ситуация со «Свидетелями Иеговы» во многом является показательной: нарушения законодательства, допускаемые ими, зачастую сознательно остаются без внимания как правозащитных организаций, так и западных руководителей «Общества сторожевой башни». В то же время меры, принимаемые на государственном уровне для предотвращения незаконных действий, мгновенно становятся поводом для заявлений об ущемлении конституционных прав верующих.

К слову, «Свидетели» – не единственная религиозная группа в России, подвергающаяся жёсткому прессингу со стороны правоохранительных структур.

Так, уже не первый месяц в центре внимания силовиков находятся представители ещё одного нетрадиционного религиозного объединения – «Церкви саентологии».

В частности, в начале июня руководство церкви в Санкт-Петербурге было арестовано по подозрению в незаконном предпринимательстве и уклонении от уплаты налогов на сумму порядка 276 млн рублей. Среди прочих выдвинутых обвинений – возбуждение религиозной ненависти и участие в экстремистском сообществе. И хотя деятельность саентологов в России официально не запрещена, это обвинение должно послужить им первым звоночком.

Занятия коммерческой деятельностью не являются в данном случае чем-то необычным. Скорее, наоборот: получение прибыли от продажи литературы и проведения тренингов (так называемых «одитингов») является само собой разумеющимся. В ряде стран Европы и США юридический статус религиозной организации способствует освобождению от уплаты налогов. Вот только в России, как показывает практика, этот опробованный на Западе метод не действует.

Следя за развитием ситуации вокруг последователей саентологии, можно убедиться, что развивается она по одному сценарию с иеговистами: сначала запрет на распространение ряда печатных изданий, затем возбуждение уголовных дел, подозрение в экстремизме и, как следствие, судебное решение о запрете деятельности организации в целом.

Как только таковое будет вынесено, в адрес России последуют очередные обвинения в нарушении свободы вероисповедания. Следует заметить, что церковь – организация далеко не бедная, обладающая серьёзным влиянием и финансами, мобилизовав которые, она вполне способна развернуть масштабную международную пропагандистскую кампанию в свою защиту.

«Светское государство» подкорректируют?

Описанное позволяет сделать закономерный вывод о том, что в современной России свобода совести приобретает весьма специфический характер. Действительно, место духовной вседозволенности 1990-х постепенно занимает государственная политика, весьма жёсткая в отношении нетрадиционных религиозных культов, ранее чувствовавших себя в нашей стране совершенно уверенно. Естественно, что эта политика находит всестороннюю поддержку со стороны Русской православной церкви, положение которой в последние годы значительно укрепилось.

Усиление позиций РПЦ в обществе в сочетании с всё более усиливающимся давлением на представителей ряда религиозных течений вплоть до их уголовного преследования вызывает всё большую критику со стороны правозащитников, апеллирующих к светскому характеру российской государственности, подтверждением чего неизменно служат ссылки на положения действующей Конституции.

Но и здесь те, кто называют себя поборниками традиционных духовных ценностей, требуют прояснить: что же следует понимать под светскостью? Так, на минувшей неделе глава комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов высказал мнение, что назрела необходимость получить трактовку понятия «светского государства» со стороны Конституционного суда РФ.

«Отсутствие таковой часто даёт повод для антицерковных, антипатриотичных выступлений, на наш взгляд, серьёзным образом дискриминирующих систему духовно-нравственных, традиционных ценностей», – цитирует «Интерфакс» слова депутата.

Заявка серьёзная: на повестку дня вынесен вопрос разъяснения сути 14-й статьи Конституции, согласно которой, напомним, Россия является светским государством, в котором никакая религия не может быть объявлена государственной или обязательной, а конфессиональные объединения отделены от государства и равны перед законом. Причём сделать это предлагается таким образом, чтобы исключить любую возможность критики самого института церкви. Более того, с точки зрения депутата, таковая может быть приравнена к антипатриотическим выступлениям.

Тогда защита чувств верующих и непререкаемость авторитета РПЦ будут гарантированы положениями основного закона, а все, кто посмеет высказать критические замечания, – автоматически станут фигурантами уголовных дел.

 Вот только большой вопрос: можно ли будет назвать такое государство «светским», в привычном смысле этого слова?

Комментарии (0)